Старческая память

avatar

И снова тянет меня по-старчески воспевать день сегодняшний. Почему по-старчески? Ведь старики обычно хвалят прошлое, когда и травы были гуще, и скот жирнее, и деревья выше, и девушки все были твои. Дело, однако, в том, что вспоминаются не совсем обычные времена, а те как раз, которые очень трудно представить себе нормальному, то есть, не заставшему их, человеку. Не искалеченным умственно и душевно из тех времён не вышел и не мог выйти никто, автор в том числе.

Что сейчас делает мой друг фермер Михаил Алексеевич Мариниченко, когда его молочная ферма стала приносить не прибыль, а убыток? Скотники повадились пить, как при совке. Экологическая служба ведёт себя так же свирепо и тупо, как некогда КГБ. И т.д. и т.п. Что, повторяю, делает мой друг, когда сложившиеся условия заведомо обрекают на неудачу все попытки оздоровить производство? Правильно: никого не спрашивая, ни на кого не оглядываясь, он приступает к распродаже коров.

Никого не спрашивая, ни на кого не оглядываясь — вот ключ к моему настроению. Вот что делает меня восторженным, во всяком случае, уважительным другом современности.

Одним махом Мариниченко избавляется от 160 коров! А вы знаете (он-то знает), что при совке колхоз, чтобы отправить на мясо одну-единственную, с давно усохшим выменем, корову, должен был получить разрешение от областной — не районной даже! — власти? Вам известно такое выражение, как «выходное поголовье»? Это то количество коров, свиней, овец, птицы и пр., с которым колхоз обязан был встретить Новый год. Это количество предписывалось («планировалось») колхозу — районом, району — областью, области — республикой, республике — Москвой. Вы спросите: а если скот нечем кормить из-за неурожая? Не имеет значение — количество хвостов должно соответствовать заданному. А если часть поголовья унесли болезни? Не имеет значения — Новый год колхоз обязан встретить «справной цифрой». После Нового года начинался падёж скота, нередко — массовый. В Казахстане, например, в скотомогильники зарывали миллионы овец, сам видел.

Бруцеллёз, к слову, был такой же неотъемлемой принадлежностью социализма, как внематочная беременность измученных тяжёлыми мужскими работами женщин вплоть до 70-х годов. Мы говорим социализм — подразумеваем бруцеллёз. Мы говорим социализм — подразумеваем внематочную беременность.

«Справная цифра» — гениальное выражение украинской народной сатиры, перешедшее в литературу.

После совка наметилась обратная связь. При совке жизнь не могла отзываться с пользой для себя на губительные управленческие сигналы, разве что чуть-чуть, иначе совсем пресеклась бы. Теперь мужик имеет возможность рационально реагировать на стусаны как сверху (дуроломное и взяточное давление), так и снизу (нехватка трезвых кадров). Вот я и радуюсь.

Запись опубликована в рубрике Блоги Комментариев. Добавьте в закладки постоянную ссылку.
  • Артём

    свобода…