Назад в 2002-й

avatar

Победное заявление о прекращении закупок российского природного газа «Нафтогазом Украины» пока удачно прикрывает главный прокол нынешнего политического бомонда. Почти за три года пребывания в Киеве им так и не удалось создать хоть что-то новое в украинской газовой политике. После того как НАК прекратила импорт, отечественный газовый рынок вернулся к конфигурации десятилетней давности. Именно в 2002–2004 годах абсолютно неизвестный на то время частный инвестор вместе с идеологами российской газовой политики контролировали практически 100% ввоза газа в Украину.

Возникшая пауза с российскими поставками сужает сферу влияния этих же лиц до 98%. Оставшиеся 2% импорта приходится на реверс. Это крайне низкий уровень, который технически мог бы вырасти в пять-семь раз, наладь Киев по-настоящему дружеские отношения с восточноевропейскими соседями.

Вручную отобранные оппоненты нынешней украинской власти также не тяготеют к новизне в газовой или нефтяной сфере. Расклад, казалось бы, почти идеальный для Киева. Ведь много специалистов, способных что-то менять и знающих, как это делать (инженеров и строителей Тюмени это касается в первую очередь), как уехали из страны, так и продолжают из нее уезжать. Эта часть оппозиции, «голосующая ногами», продолжает добросовестно исполнять роль далеко не анонимного и совсем не офшорного иностранного инвестора. Это ее представители ежегодно перечисляют своим семьям и партнерам в Украине более $7 млрд. и пока взамен особо ничего не требуют. Хотя следует помнить, что когда-то сбежавшие из Туниса, Египта и Сирии студенты, мелкие бизнесмены и гастарбайтеры тоже до поры до времени ничего не требовали. А затем коротко и внятно предложили свой вариант обновления.

В отличие от Украины сонное царство «хозяев жизни» в указанных странах было гораздо более монолитным и цементировалось не архаикой постсовка и контрпродуктивными московскими «офицерами в рясах», а определенными исламскими традициями. Можно долго спорить о том, какую роль в конфликтах сыграл нефтегазовый фактор. Были и другие. Но вряд ли можно отрицать влияние расставленных буровых вышек на берегах Туниса, Египта и за морской границей Сирии на острое расслоение общества.

Нынешний поворот Украины к 2002–2004 годам демонстрирует острый дефицит новых решений. Можно много расхваливать украинский шельф, сланцевый газ и урановые месторождения. Но в действительности публику, как и десять лет назад, лишь развлекают придворными кадровыми перетасовками, цель которых так и не изменилась — решить «кто будет первым по импорту».

Можно, конечно, найти позитив в том, что ныне Украина возвращается к временам, когда на импорт назначался дилер «Газпрома», а не коллектив трейдеров, как это было в 1990-е годы. Так больше шансов получить кредиты от США и ЕС, пугая их призраком СССР. Но рассчитываться за эти займы все равно придется. И тогда, вполне вероятно, стратегия изменения нефтегазовой политики страны будет определяться уже за ее пределами.

Запись опубликована в рубрике Блоги Комментариев. Добавьте в закладки постоянную ссылку.