Чувство симпатии

avatar

«Куда бы ни ступила нога европейца, смерть преследует туземца… Кровь застывает в жилах и сердце сжимается при мысли о том, какая огромная вина за это — и в прошлом, и в настоящее время — лежит на нас, англичанах, и потомках наших, американцах, с их хвастливыми криками о свободе».

Это написано человеком, с именем которого связывают жуткое понятие «социальный дарвинизм». И фамилия его была Дарвин, да, Чарльз Дарвин. Когда он это писал, ему ещё не было 25 лет. В качестве натуралиста он совершал пятилетнее кругосветное путешествие на корабле «Бигль».

Ему было нелегко положить на бумагу самые печальные слова, какие только приходили ему на ум в жизни: «Разновидности человека действуют друг на друга, по-видимому, таким же образом, как различные виды животных, — более сильный всегда истребляет более слабого». Блатное русское народное творчество выразило это в виде глумливого евангельского поучения: «Объегорь ближнего своего либо ближний объегорит тебя и возрадуется, и воспляшет на чреве твоём».

После «Происхождения видов» — книги, добившей религию как религию, появилась другая: «Происхождение человека и половой отбор». В ней Дарвин рассуждает о том, что человеку свойственна не только жестокость, но и «чувство симпатии», и что с течением времени оно будет становиться «нежнее и шире», чтобы в конце концов распространиться «на людей всех рас, на слабоумных, на убогих и других бесполезных членов общества». Он не говорит, какие народы или стороны света подадут пример. Сегодня мы знаем, что это как раз те, чьи преступления сжимали сердце юного пассажира «Бигля» 180 лет назад.

В чём же причина? Дарвин был великим исследователем. У него был вкус к обычным объяснениям всего. Он был начисто лишён иногда милой, но чаще глубоко отвратительной привычки искать причины там, где обретаются тайные силы неба и земли, где плетутся интриги и заговоры богов, ангелов и архангелов, КГБ и ЦРУ. Он считал, что человек подобреет, потому что у него есть память и мыслительная способность, которые будут развиваться в направлении от зверства. Следуя принципу обычных объяснений, мы можем увидеть и причину, которую он не называет. Это — рост производства пищи и ширпотреба. Если у тебя есть чем накормить человека без опасного ущерба для себя, почему этого не сделать? В конце концов, кормить ближнего — это не любить его, как самого себя, а удовольствие — несомненное. Когда-то я услышал от голландцев (ещё те колонизаторы!), что они по своей природе самые скупые из людей, во искупление чего и позволяют своему правительству тратить на помощь бедным странам больше всех в мире в расчёте на душу населения. А одна американка сказала, что за то, чтобы не видеть человека в лохмотьях в толпе прохожих, она готова платить столько, сколько требуется.

Запись опубликована в рубрике Блоги Комментариев. Добавьте в закладки постоянную ссылку.