Смерть профессора

avatar

Советская культура всё-таки была, существовала. Она имела, подобно всему живому, своё детство, юность, зрелость, свою дряхлость. В основе любой культуры лежит культ: религиозное поклонение какому-нибудь божеству, а советская располагала целым сонмом: Маркс-Энгельс, Ленин-Сталин. Под конец мы ей мстили непризнанием: раз это что-то дикое, значит не культура. Каждый по-своему избавлялся от этого подхода. Кто-то прочитает какую-то «не нашу» книгу, кого-то просветит случай, мелкая, почти бытовая, подробность.

Году в 86-м в почтенном московском журнале я напечатал статью, в которой была выдержка из Ленина. Неписаный закон требовал, чтобы каждое слово вождя сопровождалось ссылкой на том и страницу Полного собрания его сочинений: ПСС, т, N, стр. NNN. Большевики позаимствовали не только церковное слово «пропаганда», но и этот порядок в обращении со священными текстами. «Не будете как дети — не войдете в Царство Небесное» (Матф.18:3). Я знал, что делаю вызов советскому общественно-политическому строю, но уже было можно. Цензор оказался таким же «смельчаком» и не помешал. Вскоре в Кремль было послано, а из Кремля доставлено в редакцию письмо читателя. Оно дышало недоумением и гневом. Писал киевский профессор истории. Поражала глубочайшая искренность верующего человека. Так протопоп Аввакум страдал и ярился, когда патриарх повелел креститься не двумя, а тремя перстами. Вслед за письмом раздался звонок из Киева. Надо было слышать тот голос. «Вы понимаете, что вы сделали?». — «Понимаю». — «Что же?». — «Я возвестил вам конец мира». — «Какого мира?!». — «Того, в котором мы с вами жили до сих пор. Всё. Этого мира больше нет». В Кремль полетело второе письмо, третье… Убедившись, что я остаюсь не наказанным, профессор заболел и умер — не выдержало сердце.

Так я окончательно убедился, что советская культура — не выдумка, а реальность.

В своё время заметным ударом по украинской советской культуре явился, например, роман Гончара «Собор». Советский до мозга костей человек, из высшей писательской номенклатуры, послушно принимавший участие в травле всех своих собратьев, на кого указывала власть, он вдруг написал роман о партийном карьеристе. Там ничего не было против совка, наоборот — содержался призыв к его оздоровлению, к «ленинским нормам партийной жизни» (подразумевалась демократия), к избавлению от всех, кто порочит Великую Идею. То, что роман вызвал ярость в украинских верхах и был запрещён, а Гончар прослыл чуть ли не героем украинского сопротивления, не удивительно. Сегодня интересно вспомнить другое. «Собор» возмутил многих сельских интеллигентов: учителей, врачей, агрономов, отнюдь не проходимцев — скромных, благочестивых людей. Вот именно: благочестивых по-советски. Они говорили: «Разве так можно писать?». В это время их матери и отцы с похожим чувством провожали взглядами первых сельских модниц, смевших пройтись по улице в штанах: «Разве так можно?».

Советская культура кончилась, когда стало можно всё. Её место не заняла никакая другая. Жизнь продолжается, но уже без какой-либо культуры, если не считать милых сердцу остатков.

…цілую губи й кожен клаптик твого тіла

входиш у мене як у квітку

розгортаєш пелюстки й п’єш нектар.

Это — из стихотворения современной 50-летней украинской поэтессы. Ничего вроде особенного, но называется «Оргазм».

Культуры нет без 1) святого и 2) запретного. Иными словами, без культа и табу. Таланты продолжают рождаться, а культура умирает. Таков мировой закон. С ним подобает смириться. Кому выпало жить в эту историческую пору, философ рекомендовал посвящать себя не изящному, а мосто-, домо- и машиностроению.

Запись опубликована в рубрике Блоги Комментариев. Добавьте в закладки постоянную ссылку.
  • http://www.facebook.com/people/May-Way/100003352820049 May Way

    Размышления человека в прыжке над пропастью между культом и табу.

  • Whiterusse

    Видать страстная женщина эта поэтесса. И чего некультурного в её «Оргазме»? И может ли быть оргазм некультурным? И от чего бы его не воспеть? А дедушку профессора действительно жалко, за культ переживал. А вам зачем место страдальца за культ и табу? Мир изменился, мы изменились, изменились и культурные запросы. Для юности мир всегда ярче, для зрелости понятней. Зачем ограничивать себя культами и табу, они как раз и нужны глупым и безкультурным, чтобы чего ни учинили по глупости.

  • Михаил Л.

    На основании одного (и ста одного) спорного стихотворения нельзя делать вывод об окончательной смерти культуры…
    Думается, что в мосто-, домо- и машиностроении тоже есть место изяществу. Хотелось бы узнать имя философа дающего столь странные рекомендации… Но все это — схоластика не имеющая практического значения.
    Культура же была, есть и будет! А слухи о ее смерти сильно преувеличены! 

  • Иван Иванович

    «Советская культура закончилась,когда стало можно делать всё…».Так может писать только наивный человек.Что сейчас можно?При Кучме нельзя было выходить на улицу с плакатами»Украина без Кучмы»-менты сразу тащили в тюрьму.Сейчас нельзя выступать против Януковича-сначала останешься без работы,а потом и вовсе «донецкие»прирежут.Поэтому нужно писать так:»Советская культура закончилась,когда стало можно делать всё антисоветское и стало запрещено делать всё советское».

    • Bилен

      Выйти с плакатом «СССР без Брежнева» было бы очень по советски?

    • 553114261

      Аффтар  этого  не  знает !

  • oleg makarchuk

    Давным давно священники ездили на ослах, сейчас на «меринах» 600той масти, всё в этом мире относительно. Римская империя простояла 1000 лет, Совок обосс…ался через 74 года, Украина и 25 лет не протянет, если дальше куролесить так будет, деградация культуры сыграет не последнюю роль в этом конце! 

  • http://www.facebook.com/people/Viktor-Lutaenko/100002674190859 Viktor Lutaenko

    Закон має назву — Друге начало термодинаміки — у будь-якій впорядкованій системі ентропія зростає.   Немає загати, греблі — не буде накопичення енергії; все розтечеться, розвіється, потухне. Чи творили б зараз Мейєрхольд, Тарковський, Висоцький, Іскандер, Рязанов і багато інших «совкових» митців? Творили б напевне. Щось на зразок «Бєлиє рози», або «ниже пацелуи»…