«Презумпция виновности» общественного мнения

avatar

«Педофильный скандал», как и следовало ожидать, закономерно подошел к своему концу. Дело против фигурантов нашумевшего процесса закрыто за отсутствием самого факта преступления. Правда, министр внутренних дел уверяет, что окончательного решения по делу еще не принято, но вряд ли хоть кто-то сомневается в том, что дело по сути своей развалилось. Так и хочется сказать, как в том анекдоте: «всем спасибо, все свободны».

Свободен даже главный фигурант скандала, отсидевший ни за что ни про что девять месяцев в Лукьчновском СИЗО. Но вообще, хотелось бы понять, что же это было? И, честно говоря, единственное определение, которое напрашивается к тому, что мы пережили, это – «массовый психоз». Надо признать, что украинское общество оказалось совершенно не готово к критическому восприятию массированной пиар-кампании, какой и был по сути своей нашумевший скандал. При этом достоверность его настолько никем не оспаривалась, что попытки критического анализа воспринимались откровенно в штыки. Во всяком случае, мне в свое время пришлось выслушать едва ли не угрозы на вполне резонные замечания о том, что один из обвиняемых уже лет десять, как покинул Украину, а другой уже умер к моменту якобы совершения инкриминируемых ему преступлений. Не говоря о том, что в эфирах ток-шоу высказывались безумные идеи, вроде проведения опознания народных депутатов по их половым органам, и никто из присутствующих не рискнул  подняться, и откровенно сказать, что в студии обсуждается несусветный бред, не имеющий никаких связей с реальностью. Хотя, наверное, подобные мысли возникали в голове не одного из их участников, но высказывать мнение, противоречащее общепринятому, было откровенно страшно. Тем более, что дело касалось такой деликатной сферы, в которой тебя запросто могли бы обвинить в сочувствии педофилам, а то – и в прямом соучастии.

В какой-то мере можно все списать на переходной характер украинского общества: существовавший в советские времена дефицит информации начисто уничтожил умение критически относиться и сортировать информационные потоки. Сплошь и рядом общество массово охватывают навязчивые идеи: нести деньги в финансовые пирамиды, голосовать против всех или вот, например, бороться с педофилами. Существование которых не оспаривается априорно. Конечно, и в сталинские времена, надо полагать, многие советские граждане верили в существование «врагов народа» самым натуральным образом. Но ведь сегодня на дворе не сталинское общество! В мире подобных скандалов возникают сотни, замешаны в них самые разные люди – от Клинтона до Стросс-Кана, однако они нигде не сопровождаются столь однозначной презумпцией виновности, и требованиями широких слоев немедленно наказать виновных – даже желательно без суда. Можно назвать ряд публикаций в самых разных отечественных изданиях, в которой вина обвиняемых называлась, как вполне доказанная и бесспорная. На Западе скандалы, как правило, сопровождаются широкой дискуссией – и в принципе, общественное мнение может даже стать на сторону обвиняемого, как это было со Стросс-Каном. В Украине никому не нужна истина, зато каждый политик смог вдоволь нажиться на скандале.

Ведь, как ни странно, версия о разветвленном педофильном заговоре устраивала всех: от Виктора Ющенко до Вадима Колесничеснко, не говоря уже о народном депутате Григории Омельченко, отхватившем даже звание героя за «раскрутку» скандала. Не остались в стороне и люди, желавшие прибрать к своим рукам детский лагерь «Артек», хотя, конечно, ставки были выше чем один конкретный, хоть и самый крутой, детский лагерь. Порадовались и активисты «противвсишной» кампании, получившие новое подтверждение своего лозунга «в сортах дерьма не разбираемся». Остается только гадать, было ли влияние этого скандала на исход президентских выборов решающим, но то, что оно было — однозначно. И произошло так лишь потому, что общество не нашло в себе силы бороться с собственным конформизмом, и попытаться критически осмыслить происшедшее.

Ведь что фактически лежало в основе дела, будоражившего нас все эти годы? По сути лишь письма, видимо, не совсем адекватной женщины, которая таким образом пыталась отвоевать у мужа спорную квартиру, да пылкие выступления с трибуны депутата Григория Омельченко, выступления которого мало кто воспринимает серьезно. И это фактически все. Подобных оснований хватило для того, чтобы бросить за решетку обвиняемого и фактически сломать ему жизнь. Каток массового безумия стоил инфаркта директору «Артека» Борису Новожилову, да политической карьеры народному депутату Виктору Уколову. Не говоря уже о детях, попавших в такие жернова, после которых требуется как минимум серьезная психологическая реабилитация. Тем боле, что они и сегодня живут вместе с матерью, которая, как мы видим, способна на не совсем адекватные поступки. И я бы не сказал, что здесь виновата не правоохранительная система. В том, что произошло, нужно обвинять именно общественное мнение. Именно под его влиянием официальные лица, вплоть до президента, говорили о преступлении еще до решения суда. Именно оно заставило милиционеров посадить в тюрьму человека, в виновности которого они сами, скорее всего, сомневались. Именно оно двигало следователями, которые боятся закрыть резонансное дело, даже несмотря на его полную несостоятельность. Оно заставляло журналистов публиковать сомнительного происхождения «экспертизы», даже не проверяя их происхождение. И оно же постаралось благополучно забыть все свое негодование, как только шум немного успокоился. Но это, разумеется, не значит, что следующий раз новым технологам не удастся раскочегарить коллективное бессознательное снова. Интересно только, кто станет его жертвой на этот раз?

Запись опубликована в рубрике Блоги Комментариев. Добавьте в закладки постоянную ссылку.
  • krugloff

    Пилят! Хоть один адекватный человек. Николай,респект!

  • Der

    полищук, сам ты хуйло неадекватное