Лечит слава

avatar

— Употребляете, Боря?

— Не-е.

— Что ж так?

— Уже лет пятнадцать.

— А до этого?

— До этого ничего не делал — только употреблял.

— Куда-то ездил?

То есть к некоему шарлатану, который кодирует. Он обязательно должен быть не в своём селе, а хотя бы в соседнем. Тому, что в своём, веры нет, к нему ездят из других сёл и даже издалека.

— Не-е, никуда не ездил. Сам решил, что хватит.

— Случай какой был или так?

— Был и случай. Однажды нашёл себя в канаве. Голый, кровь хлещет из всех дырок. Не знаю, что со мной было конкретно, а в общем — водка.

Ему 46 лет. Живёт бобылём, сожительница уехала на заработки в Россию, в Сочи. Устроилась официанткой в кафе. Недавно вдруг навестила его, с того лета — первый раз. Через три дня сказала:

— Ну, ты живи, а я поехала назад.

У него почти гектар огорода, на него уходят все силы и время. Сил, судя по вечно загорелому торсу и рукам, много.

Удивляться следует не тому, что вокруг столько пьют, а тому, что я один с ходу могу назвать десяток моих односельчан, которые пили беспробудно, а теперь не берут капли в рот, и люди ещё не старые. И так — не месяцами, а годами, 10, 15, 20. Одни ездили в Высокое, где психдом, другие — в Крым, где есть врач, о котором идёт слава, что он хорошо запрещает — эта-то слава и лечит, сам умелец, понятно, ни при чём.

Как у каждого свой путь к Богу, так — и к воздержанию. Общее одно: в новой жизни — ни капли в рот. Психдома и знахарей посещают не только поодиночке, но и парами, муж, например, и жена. Случается, что и мать с сыном, при этом сын показывает лучшие результаты. Если мать с дочерью, то удача чаще сопутствует матери. Пивной алкоголизм женской молодёжи можно, видимо, считать самостоятельной болезнью. Отправляясь за ребёнком в детский сад, юная мамаша выходит за час-полтора. Это время проводит на завалинке сельмага, потягивая из горла «Ахтырское живое» как самое дешёвое.

Ездить кодироваться и воспитываться стало бытовым явлением. Можно ли считать, что в действие приведён инстинкт самосохранения народа? Видимо, да, поскольку налицо определённые социально-психологические механизмы, обеспечивающие это дело. Прежде всего, утвердившаяся традиция. Работающие примеры. Близкие алкоголика, готовя его к подвигу, говорят: вон такой-то, ты же знаешь, как пил, а уже сколько лет не пьёт. Это помогает несчастному решиться. На него не смотрят как на отверженного, а факт излечения не ставится ему в особую заслугу: дело, мол, обыкновенное. Выработана оптимальная психологическая обстановка. Перестав пить, человек как бы вступает в некий клуб — клуб завязавших. К членам этого клуба не пристают во время застолий: выпей да выпей! Объяснить всё это народной мудростью не получается хотя бы потому, что народная мудрость на поверку чаще всего оказывается глупостью. Здесь же так всё подогнано, как бывает, когда перед нами плоды стихии.

В этом разговоре не избежать роли церквей, сект, всяких братств. Роль, надо признать, незначительная. Туда прибиваются, естественно, уже завязавшие — представить себе запойного со свечой или с молитвенником трудно.

Как по областям страны? По наблюдениям автора, нет прямой связи между удельным весом алкоголиков в той или иной местности и размахом народного самолечения. Из политкорректности не станем называть края, скажем только: в тех частях Украины, где сама земля дышит перегаром, особого стремления лечиться не наблюдается. Это наводит на печальное подозрение, что там популяция уже поставила на себе крест. Больше всего вылечившихся и лечащихся в областях, где показатели алкоголизма средние. Это центр и такие области, как Полтавская, Харьковская, Сумская.

Запись опубликована в рубрике Блоги Комментариев. Добавьте в закладки постоянную ссылку.
  • Антон

    Инстинкт самосохранения народа… Интересная теория.