На что жить?

avatar

Чем-то задевший тебя текст надо читать дважды. Первый раз — в высшей степени доверчиво. Сознательно отдаться во власть автора — так лучше его поймёшь, всё вберёшь в себя, не упустишь важных оттенков. Он будет тебе благодарен. На такого читателя он и рассчитывает, о таком мечтает. Второй же раз — читай критически, даже придирчиво, повторяя и повторяя: «Так ли на самом деле?». Однако! Можешь ставить под сомнение самую суть, главную мысль, но не придирайся к мелочам, не упирайся  во второстепенное. Помни: придирчивость — от самолюбия, от зависти, вообще — от всего, чего в себе надо стыдиться.

Есть люди, которые всё читают словно по второму разу — с твёрдым намерением оспорить каждое слово. Тяжёлые люди. Самое страшное существо для пишущего человека — редактор, который кидается возражать и править, не дочитав не только сочинение, но и страницу, абзац, даже предложение. «Да дочитайте же до конца!», — этот вопль стоял под сводами каждой советской редакции. Стоит он и сейчас, хотя и не такой душераздирающий. Вот образец с виду невинной, но, по существу, гнусной придирчивости. Когда вы скажете, что книгу нужно читать так же медленно  как она писалась, придира непременно спросит, прищурившись: «И многие ли в таком случае прочитали бы «Войну и мир»?».

Конечно, всякая палка о двух концах. Сверхдоверчивое чтение может иметь печальные, трагические, исторического масштаба последствия. Некогда студенчество сверхдоверчиво читало Гегеля, Маркса-Энгельса, их последователей и пропагандистов. «Что ему книга последняя скажет, то ему на душу сверху и ляжет».

Это — о таких читателях. Последней неизменно оказывалась книга революционного содержания… Сверхпридирчивое чтение тоже имело нешуточные последствия. Таким чтением экономистов-классиков прославился, например, лорд Кейнс. Ему в их трудах не хватало убедительных доводов, и на этом основании он всласть отрицал самое очевидное и в науке, и в хозяйственной жизни. «Что вы верите тем, кто пишет, что деньги всего-навсего обслуживают производство, и что только в этом случае они — деньги! Смело стимулируйте спрос, а уж он потянет за собою производство». Так и поступали на протяжении нескольких десятилетий правительства многих западных стран: печатали пустые деньги, раздавали их, как говорится, всем желающим. Теперь начинают понимать, что делалась глупость, что жизнь не перехитришь, что деньги только тогда деньги, когда они чем-то обеспечены.

Современный читатель, надо правду сказать, порядочная сволочь, хотя Гершензон сокрушался и сто лет назад: «Теперь только немногие еще умеют читать пешком». Чтобы новость набрала максимум читателей, в сообщении о ней не должно быть более 800 знаков. Высчитали англичане. Эта колонка — 3600. Вещи, понятно, разные, а ну как доберутся и до этой? И никакой надежды, что твой опус будет прочитан дважды. Хорошо, если кто-то дойдёт до конца по первому разу. Чтобы тебе повезло таким жалким образом, ты должен выступать как эксперт, специалист, знаток того или иного дела. «А ты кто, собственно, таков?» — вот самый острый из вопросов, которые поджидают всякого автора. Не всё потеряно только для самых достойных из нас.

В начале прошлого года три немца обнародовали «Манифест медленных медиа». Речь идёт о таких СМИ, которые не старели бы десятилетиями. При обсуждении манифеста в Сети появились синонимы: не «медленное чтение», а, например, неспешное, вдумчивое. Сгодилось бы, думается, и внимательное. Эти СМИ, по замыслу, не будут прибегать к рекламе. Слава о них будет распространяться только из уст в уста или, как выразился один из участников обсуждения, посредством «сарафанного радио».

Запись опубликована в рубрике Блоги Комментариев. Добавьте в закладки постоянную ссылку.
  • Евгений

    Люди меняются, меняется темп жизни, ускоряется восприятие. Нет у людей времени читать дважды, нет и у массы нужды вдумываться. Информация для ознакомления. (!)
    А иногда главную мысль видишь сразу. Тогда единственным, несущим интерес, становятся мелочи. Если и они банальны или ошибочны — грош цена.

  • Schmylke

    Читаєш — розумнієш, не читаєш — стаєш легким. Що читати, щоб знайти правду. «Правда всегда одна. Это сказал Соломон. Он был…»- пам»ятаємо так. «Правда» -якою захоплювався і записяв Соломон, яку не спалили інквізицією, проти якої виступали всі могутні імперії світу, яку не рекламують Кейнсіанські школи і яка не в моді — одна і залишається на своєму місці , як камінь опори для людей вже 3500 років — Біблія. Все решта — або повітряні кулі (здорові і легкі , але вітер може понести їх в прірву), або камінці (розумні слова (напр. пана Анатолія), але швидко йдуть на дно, або гудляться серед ніг зівак , що йдуть за кулями). Питання в мене трішки інше : Як жити?

  • Angeleeva

    Cтатья хорошая, но не поняла заглавие… к чему???? 

    • http://twitter.com/BGVBull Женя Быков

       Думаю, Анатолий в заглавии жалуется на судьбу творчества журналистов, писателей, и своего — в частности.