Пароль прежний

avatar

Маргарита Хемлин, один из крупнейших современных прозаиков России, как-то заметила, что украинский язык является полноценным действующим лицом украинской истории. В самом деле, трудно привести другой такой же сильный пример того, как язык сам по себе оказывается судьбоносным паролем для миллионов обычных людей в их периодических порывах к национально-государственному самоутверждению. Для англичан, скажем, их язык — просто инструмент, средство общения, жизни, что-то наподобие воздуха. То же и для русских. Говорить по-русски в порядке вызова родному, пусть и ненавистному, правительству им не доводилось.М. Хемлин оканчивала знаменитый московский Литературный институт им. Горького по классу русско-украинского перевода. Украинский язык в её группе преподавал (было в совке и такое) человек исключительной скромности и высокой культуры: Иван Фёдорович Мовчан. Однажды он рассказал студентам о своей встрече с Рыльским. Мовчан узнал его в толпе, двигавшейся от Охотного ряда вверх к Пушкинской площади. Живой классик был навеселе. «Куди прямуєте, Максиме Тадейовичу?». — «До Пушкіна, — ответил Рыльский и добавил с лукавым смирением. — Далі Пушкіна Рильский не піде».

В 1936 году появился его перевод «Евгения Онегина».

Мій дядько чесний без догани,

Коли не жартом занеміг,

Небожа змусив до пошани

І краще вигадать не міг…

Переводы этого рода называют конгениальными — такими точными, какими их делает не только мастерство, но и родство душ автора и переводчика. Проверено: читая перевод Рыльского, люди плачут от восторга, умиления, от чего-то такого, что не могут объяснить.

Я вам пишу — чи не доволі?

Що можу вам іще сказать?

Тепер, я знаю, в вашій волі

Мене презирством покарать.

Работа над этим переводом началась где-то после второго пребывания Рыльского за решёткой в качестве врага народа. Жить хотелось не только автору, но и языку, и трудно сказать, кому больше, и жить не только обычной, но и высшей жизнью. А как жить, если не дают?! Здесь ответ на недоумение, которое можно услышать и сейчас в Москве и Донецке (а впрочем, именно сейчас, и именно в Москве и Донецке…): зачем переводить то, что всякий грамотный читатель понимает без перевода?

Можно предположить и важное сопутствующее побуждение поэта. Показать себе и людям: я, Максим Рыльский, 1895 г.р., украинец, из дворян, привлекавшийся, но оставленный в живых и на воле, могу всё, даже это!

Я знаю все: образить вас

Моя печальна таємниця.

Яким презирством загориться

Ваш погляд, гордий повсякчас!

До совсем недавнего времени казалось, что украинскому языку больше не придётся становиться действующим лицом в драме возобновившейся исторической жизни Украины. Он, думалось, будет, по Сталину, своеобразным средством производства, а не паролем участников национального и политического сопротивления, всё новых и новых жертв режима. Но произошло то, что произошло. Общественно-политическая жизнь в Украине будет всё менее походить на то, что мы видим в других частях бывшего Советского Союза. Её будут всё более наглядно определять два обстоятельства. Первое: решимость правителей покончить, наконец, с украинством. Второе: решимость украинства уцелеть. Украинский язык, к тому же, стал языком демократии, прав человека, европейства, неприятия азиопства, путинизма и пр. — и это притом что украинский национализм изначально не был демократической идеологией. Отсюда — нарастающее взаимное ожесточение сторон.

Борьба, естественно, завершится чьей-то победой, но чего не следует ждать от победителя, так это столь знакомого нам благодушия.

Я вас люблю (пощо таїти?),

Та з ким я стала до вінця —

Зостанусь вірна до кінця.

Запись опубликована в рубрике Блоги Комментариев. Добавьте в закладки постоянную ссылку.
  • Super Iury1945

    Анатолий Иванович, вкликолепно! Я родился в глухой деревне в ста киллометрах от Харькова в 1945 году. Семилетку заканчивал там же. Сейчас это место затоплено водохранилищем. Местные жители разговаривали на украинском, но естественно он был не этот чудный украинский который мы имеем возможность слышать сейчас в культурной среде. Я закончил семилетку моя семья переехала на Донбасс. В то село в 1954 году приехала переселенка из Ярославской области с сыном моего возраста. Ребенок в таком возрасте легко вписывается в среду и он почти сразу вписался в наши ватагу послевоенных ребятишек. Поначалу что было удивительно для сельчан это то что ярославцы мать и сын между собой общались частенько даже на людях на матерном языке. Естественно им говорили что так не хорошо и они отучились от этой привычки. Интересно другое, что ее сын Женя нас всех хороший товарищ через некоторое время так хорошо овладел украинским языком, что когда я после армии, человек из Донбасса, приезжал к немув гости мне было неловко. Мы как бы поменялись ролями.Он стал украинцем, а я русским. А русским стал поневоле. В Краматорске я естественно пошел в украинскую школу, но довольно странную. Как я потом уже зрелым человеком узнал в конце 50-годов вышло несколько негласных постановлений ЦК КПСС о вытеснении украинского языка в Украине. В моей школе уже до меня прекратили набор в украинские классы и уже к 11-му классу украинских осталось всего несколько и тех выперли на окраину в последнюю украинскую школу. Естественно ни родителей. тем более школьников никто не спрашивал. Вообщем не мне Вам рассказывать как ликвидировали не только образование на украинском, но и все прочее. Я увлекался спортом, где с меня смеялись с моим украинским языком. Так что приходилось его осваивать. Но в душе я чувствовал себя украинцем и меня интересовало все связанное с Украиной. В спорте я болел только за украинские команды. Удивляло, что по сути я не мог найти ничего по истории Украины. Ее история в доступных мне книгах была какая-то странная. Киевская Русь не понятно что это. Потом Хмельницкий, революция, СССР и ожидание коммунизма на всей земле. Все это я вспоминаю, Анатолий Иванович, затем чтобы сказать следующее. До 1986 года я считал, что Украина это просто территория. Однажды на соревнованиях один мне знакомый спортсмен из Харькова начал рассказывать о Голодоморе в 32-33 гг. Я не поверил, а он сказал, что в их семье помнят как тогда погибли их родные от голода. И я начал вспоминать как моя бабушка на мой вопрос в классе 6-м где мой дедушка, а ее муж делись, она нехотя сказала, что оно тебе не нужно. Я начал приставать и она скупо сказала, что это было давно он пошел со своим старшим сыном зимой за хлебом в Днепропетровск и якобы замерзли в пути. Она не долго жила и только теперь я жалею что свою семейную тайну она унесла в могилу. Так что Анатолий Иванович, если в такие сложные времена уцелело украинство и не сломалась его душа- украинский язык, Ваша неопределенность в последнем абзаце заслуживает осуждения.

  • Narodnoe

    Анатолий Иванович! Будя, в конце-то концов! Украинский язык в честном историческом соревновании навсегда проиграл русскому. Черту под этим давно подвел Н. В. Гоголь.

  • Patriot

    Укра1нський програв рос1йському…Н1,друже,ти помиляешся.Хот1в би привести таку аналог1ю.Коли б1льшовики реконструювали Москву
    в 30-роки минулого стол1ття (мабуть пам»таеш-з1рвали Храм Христа-Спасителя) вир1шили сховати в п1дземн1 бетонн1 труби невеличку
    р1чку Негл1нку.Це 1м н1би вдалося.Але майже щороку настають дн1,коли р1чка н1би просипаеться,набухае.1тод1 летять до б1сово1 ма-
    тер1важк1 чавунн1 кришки колектор1в,вода вириваеться на поверхню,затоплюе вулиц1,площ1,двори. Отже я стверджую: мова,як 1 при-рода незнищувана.Так,г1рша частина» расейсько1″ел1ти спить 1 бачить деградац1ю укра1нства 1 його найц1нн1шо1 ознаки-мови.Але чим
    нахабн1ше вони д1ятимуть,нав1ть за п1дтримки частини наших сп1вв1тчизник1в-коллаборац1онал1ст1в,тим непоступлив1шим 1 р1шучи-
    шим буде всеукра1нський спротив насильникам-ассим1ляторам.В1тер часу згодом розв1е нав1ть пам»ять про них,а Укра1на 11 народ,йо-го «мова солов»1на» переживуть в1ки.Х1ба може зникнути мова Тараса,Лес1 Укра1нки,!вана Франка,Павла Тичини,Андр1я Малишка,Оле-
    ся Гончара,Л1ни Костенко1 багатьох чудових майстр1в укра1нського слова? Не сумн1вайся,друже,козацькому роду не буде переводу!

  • Mikhail Kashlev

    Роль языка в самоопределении народов огромна. Именно язык выражает то, как человек думает. Он, если хотите, переводчик между нами и нашим мозгом. Кто знает, что наш мозг думает, пока ощущения не облечены в слова. Как когда-то сказал один человек: Поэт — это орудие языка. Так и язык — это орудие общения человеческого мозга с его носителем (телом). Как строгий лад английского, с его непеременой мест слагаемых, отражает прямоту англосаксонского мышления, так и гибкость русского или украинского (где почти любая перестановка членов предложения — в строку), отражают разговор нейронов у нас в голове. Скупой и точный, математичный. Или весьма запутанный многоходовый — ведущий к Гоголю и Блоку. Первый рождает математику и демократию. Второй рождает литераторов и искусство вообще, как альтернативный способ постижения истины. Нужны оба. Вы, возможно, спросите, зачем нужен второй? А это для того, чтоб первый не зазнался и не посчитал себя богом. Обыкновенный, как мы, биологи говорим «фидбэк».

    михаил из сша