Рифеншталь для Путина

avatar

Адольфу Гитлеру крупно повезло, по крайней мере, в одном — у него была блистательная Лени Рифеншталь. Владимиру Путину не повезло чрезвычайно: у него есть Никита Михалков. Режиссер, регулярно балующийся эпизодической ролью бога, никогда не снимет ничего подобного «Олимпии». Это чуток сложнее, чем разыгрывать хранителя олимпийского флага. Так что целостного и новаторского памятника величию нынешней зимней Олимпиады никто не возведет. Оно, конечно, к лучшему: между церемонией открытия игр и творением Рифеншталь и без того хватает эстетических коннотаций. Причем псевдоисторические экскурсы и эксплуатация классических античных сюжетов для обоснования исключительности принимающей стороны — лишь самая явная из них. Концептуальное сходство — символически чрезвычайно насыщенный визуальный ряд и «смысловой сандвич» в музыкальном сопровождении — куда менее очевидно.

Между берлинскими Играми 1936 года и сочинскими 2014-го вообще чрезвычайно много общего. В обоих случаях принимающая сторона рассматривала Олимпиаду как мощный пропагандистский инструмент и потому не жалела ни сил, ни средств на ее подготовку. В обоих случаях законы, ограничивающие права человека, становились поводом для бойкота мероприятия, который преодолевался ценой неимоверных дипломатических усилий.  В обоих случаях место проведения Игр было превращено в витрину, имеющую крайне мало общего с реалиями жизни в стране.

В этом контексте интересны и те месседжи, которые были даны в ходе церемонии открытия нынешней Олимпиады. Итак, прежде всего это практически полное исчезновение федеративности. Есть только Россия — несмотря на беглое упоминание «родины народов» в самом начале представления. Этот государственнический национализм вполне соответствует вытянутой из нафталина парадигме православие — самодержавие — народность. Идеализация империи (петровские полки, екатерининские победы, александровские офицеры) — все это тоже оттуда. Особенно ярко этот посыл проступает на фоне практически отсутствующей Великой Отечественной. Что тоже резонно: забытая российская аристократия выглядит куда привлекательнее памятного советского варварства.

На этом фоне показательно стремление устроителей продемонстрировать принадлежность России к европейской культуре и западной цивилизации. Образ парящей в небесах девочки с воздушным шаром — парафраз «Маленького принца». Стиляги-хипстеры — скромное признание: да, у нас это тоже было. Каково было быть битником в СССР — значения не имеет.

И, наконец, еще одна параллель. И нацисты, и нынешний российский режим едины во мнении, что некое грандиозное мероприятие мирового уровня — в данном случае Олимпиада — способно формировать позитивный имидж. Это типичный «баг» тоталитарного мышления. Отсюда крайне болезненное и даже агрессивное восприятие критики в иностранных СМИ. Между тем в «свободном мире» такого рода событие — всего лишь лупа, через которую лучше видно происходящее в стране. Так что речь идет о явном конфликте мировоззренческих установок. Причем непреодолимом.

Запись опубликована в рубрике Блоги Комментариев. Добавьте в закладки постоянную ссылку.
  • Choo Hwan

    Разница лишь в том, что Путин пока не танцует с глобусом.