Судьба знатоков

avatar

В каждом городе, где тысяч 30 населения, есть десяток человек, которые разбираются в политике — мировой, отечественной, местной — не хуже первоклассных обозревателей-профессионалов. Они нигде не светятся, не пишут в газеты, об их существовании не подозревает начальство, иначе им не поздоровилось бы. Среди них один-два школьных учителя, историки или обществоведы (но не словесники). Телевидение они смотрят мало, и не для того, чтобы набираться каких-то сведений, а чтобы иметь представление, в каком направлении дурачат зрителя. Сведения же черпают из источников, о которых обычный избиратель не подозревает: научные исследования, анализы и оценки самых серьёзных специалистов. Отличаются умением легко отсеивать мусор. Глядя на них, не слишком огорчаешься, что современный человек скоро окончательно потеряется под лавиной интернетной и пр. информации. Кто не хочет и кому дано, тот не потеряется, а кто потеряется, что ж, это его выбор, никто ему не нянька.

Как правило, это люди спокойных демократических взглядов. Вы не встретите среди них ни националиста, ни коммуниста, ни, между прочим, бютовца, ни, разумеется, регионала. Они в целом равнодушны к религии. Это либералы тургеневского толка: «Все абсолюты мне чужды». Они избегают споров с профанами, тем самым лишний раз показывая, что профан и спорщик — одно и то же.

Секрет этих людей в том, что им интересно знать и понимать. Просто интересно. Это роднит их с редкой породой подлинных футбольных болельщиков, помнящих все существенные матчи всех времён и народов. Таковы, между прочим, некоторые крупные политические деятели, обычно отставные, и, что интересно, без связи с их политическими колерами. Жили и продолжают жить политикой. Последние слова Тютчева: «Как там Хива?» — хотя этот пример не совсем удачный: пристрастнейший был человек и не совсем политик. Не без сожаления отмечаешь, что к этому типу не приближается ни один из виднейших мастеров культуры. Что ни светоч, то воплощённая политическая незрелость или наоборот, такая заострённость, что хуже инфантильности. У поэтов, у тех она просто зашкаливает, и не говорите, что это не снижает качество их сочинений.

Даже в порядке бреда не хочется разглагольствовать, как бы обществу исхитриться, чтобы только такие вот знатоки избирали власть. Что невозможно, то невозможно. Им это известно лучше всех. Но вот о чём стоило бы помечтать — чтобы знатоки, и только они, после особого экзамена избирали какой-нибудь общественный совет, не имеющий никаких привилегий, кроме одной: вслух говорить своё мнение тем и тогда, кто и когда поинтересуется. Олимпийцы, но без всяких полномочий. Представить себе выборы такого совета трудно, но возможно. Но вот думать, что их мнение будет кого-то интересовать, — нет, не приходится.

Запись опубликована в рубрике Блоги Комментариев. Добавьте в закладки постоянную ссылку.